Тайны последней картотеки КГБ

В конце прошлого года в Латвии разгорелась дискуссия вокруг так называемых «мешков ЧК» – последней агентурной картотеки, хранящейся в Центре по документированию последствий тоталитаризма, подведомственном Бюро по защите конституции (SAB) – латвийской контрразведке. Спецслужба отказалась предоставить ученым доступ к ней, объяснив это защитой личных данных ее фигурантов.

На волне общественной дискуссии поэт Янис Рокпелнис признался, что был агентом КГБ. Он сказал, что выступил с этим заявлением, чтобы облегчить совесть, и призвал поступить так же других латышей, сотрудничавших с советскими спецслужбами. Но ситуация вокруг «мешков ЧК» остается неоднозначной.

Дело в том, что еще в 1994 году в Латвии был принят закон «О хранении и использовании документов бывшего Комитета государственной безопасности и констатации факта сотрудничества с КГБ». В нем содержится норма о констатации того, что человек был информатором, в суде, в особом порядке. Задача прокурора – доказать, что человек действительно работал на комитет и делал это осознанно. Последствия позитивного решения могут наступить лишь для должностных лиц или депутатов – если они не признались суду в том, что работали на КГБ, то должны уйти с должности или сложить мандат.

Однако вступление этой статьи в силу неоднократно отсрочивалось. В последний раз – на 50 лет поправками от 2014 года. Согласно этим же поправкам, надлежало создать междисциплинарную комиссию по изучению документов КГБ, которая начнет работу 1 января 2015 года и 31 мая 2018 года представит кабинету министров заключительное сообщение о том, что следует публиковать, а что нет.

На деятельность «Комиссии по научному исследованию КГБ», учрежденной под эгидой Министерства образования и науки Латвии, постоянно пытаются влиять различные ведомства и структуры, в результате чего она начала работу на 9 месяцев позже назначенного срока. Руководитель комиссии Карлис Кангерис рассказал Радио Свобода о ситуации вокруг «мешков ЧК»:

Leave a Reply