Снегирев: В законе о реинтеграции Донбасса Россию на самом деле не признали оккупантом

Верховная Рада 18 января приняла во втором чтении и в целом закон о реинтеграции Донбасса. За соответствующее решение проголосовали 280 народных депутатов.

Впрочем, по моему мнению, особого прогресса в плане деоккупации и реинтеграции оккупированных территорий Украины после принятия соответствующего закона не будет. Реинтеграция не может происходить без деоккупации – освобождения самих территорий, а такой механизм не прописан.

К тому же, в законе есть несколько противоречий. Во-первых, о том, что Россия – оккупант, речь идет только в преамбуле, ссылаясь на обращение Верховной Рады в ООН от 27 января 2015 года, а также на заявление парламента «Об отпоре вооруженной агрессии РФ и преодолении ее последствий».

Во-вторых, в законе прописано, что Россия несет ответственность за убытки, причиненные ею вследствие войны против Украины. В то же время посол США в Украине Мари Йованович заявила, что украинское правительство должно платить пенсии людям, проживающим на оккупированных территориях. По мнению посла, таким решением украинская власть сможет показать свою поддержку гражданами, проживающими на оккупированных территориях. Довольно странная логика у госпожи Йованович.

Хотел бы обратить внимание на заявление Порошенко, что освобождение оккупированных территорий будет происходить мирным дипломатическим путем. Но в документе прописано усиление полномочий президента именно в силовом секторе. В частности, проведение обысков, проникновение в жилище, задержания и изъятия личного транспорта.

Согласно закону о реинтеграции, президент оставляет за собой право на единоличное принятие решений. Без согласования с парламентом глава государства может вводить чрезвычайное положение, использовать ВСУ по всей территории Украины. Силовикам предоставлены беспрецедентные права. Это нарушение основных конституционных норм.

Де-факто это может привести к преследованию политических оппонентов. Все эти дополнительные меры могут быть задействованы как инструмент борьбы с внутренней оппозицией.

Кроме того, в законе хоть и завуалированно, но есть привязка к Минским соглашениям, против чего выступал ряд народных депутатов. О минском процессе со ссылкой на резолюцию Генассамблеи ООН упоминается в преамбуле. Там есть упоминание заявления ВР «Об отпоре вооруженной агрессии Российской Федерации и преодолении его последствий», в которой и есть упоминание Минских соглашений. Но Минские соглашения не является межгосударственным соглашением и никем не реализованы.

Поэтому не было проголосовано предложение о расторжении дипломатических отношений с РФ и признание «ЛДНР» террористическими организациями. Этот закон изначально был привязан к встречам Волкера и Суркова. Хотя переговоры не имели существенных результатов, у них есть один общий знаменатель – политическая часть Минских соглашений должна быть имплементирована. То есть урегулирование конфликта должно происходить исключительно в рамках Минских договоренностей.

К тому же, Россию на самом деле не признали оккупантом, собственно потому, что товарооборот между нашими государствами за последний год странным образом не уменьшился, а увеличился.

Увеличение товарооборота между Украиной и РФ – загадка. Идет война, а товарооборот со страной-оккупантом увеличивается. Это ответ, почему Россию не признали страной-оккупантом.

Кстати, основным поставщиком угля в Украину является как раз Россия, которая выступает страной-транзитером. Накануне принятия закона о реинтеграции появилось сообщение, что Министерство экономического развития и торговли Украины отменило санкции в отношении российской компании «Южтранс «, которая является одним из крупнейших поставщиков антрацита в Украину. Об этом говорится в приказе министерства №1905 от 29 декабря 2017 года. Причиной отмены санкций указано «материалы Службы безопасности Украины от 26 декабря».

Такие парадоксы войны…

Источник: Дмитро Снєгирьов / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Leave a Reply